Ангкор


Пыльные, раскаленные на солнце ступени шириной в ладонь и высотой почти полметра, словно пытаются заставить встать на четвереньки очередного, карабкающегося к вершине храма, двуногого бандерлога. Не поддаваясь на искушение обобезьяниться, прыжками форсирую бесконечную отвесную лестницу еще одной замшелой каменной пирамиды, яростно вбивая кроссовки сорок шестого размера в тысячелетнюю скорлупу резного песчаника. Шмякнуть пару снимков, обежать вокруг центральной башни, хлопнуть по шершавому заду пучеглазого каменного льва, отметить: "Все переснять завтра на рассвете", и бегом к очередным причудливым руинам, предусмотрительно оставленным древними кхмерами для прокорма своих незадачливых потомков. 

В этом альбоме из заунывных развалин и плешивых оранжевых монахов, я приглашаю скучающих зрителей побродить вместе со мной средь
            грандиозных остатков исчезнувшей цивилизации. Пробраться по растущим из джунглей телам поверженных временем статуй с довольными, как у
            сытых котов, выражениями лиц, меж укутанных кувшинками квадратных водоемов и черных теней покосившихся плесневелых колонн.
 

В этом альбоме из заунывных развалин и плешивых оранжевых монахов, я приглашаю скучающих зрителей побродить вместе со мной средь грандиозных остатков исчезнувшей цивилизации. Пробраться по растущим из джунглей телам поверженных временем статуй с довольными, как у сытых котов, выражениями лиц, меж укутанных кувшинками квадратных водоемов и черных теней покосившихся плесневелых колонн.

Сразу отмечу, что названием
 

Сразу отмечу, что названием "Ангкор" я обозвал не один какой-то камбоджийский храм, и даже не комплекс древних памятников, а все отснятые мной в разных частях страны культовые сооружения разных стилей и эпох. Без какой-либо сортировки и систематизации, которая вряд ли будет интересна досточтимым читателям, а меня избавит от никому не нужного сопоставления комментариев изображениям на фотографиях.

Стоит также признать, что, как и во многих других частях планеты, наиболее труднодоступные достопримечательности Камбоджи
            оказываются наименее интересными. Истертый иными красотами взор досужего путешественника жаждет сказочных дворцов в дебрях камбоджийских
            джунглей, а не торчащих из-под земли остатков непонятных конструкций и скромных каменных барельефов. Долгая поездка в удаленный храм
            способна покрыть мотоцикл, одежду и фотокамеру несмываемой красной грязью и разочаровать результатом, если бы не встреченная по дороге
            колоритная деревня или иные сцены жизни современной Камбоджи.
 

Стоит также признать, что, как и во многих других частях планеты, наиболее труднодоступные достопримечательности Камбоджи оказываются наименее интересными. Истертый иными красотами взор досужего путешественника жаждет сказочных дворцов в дебрях камбоджийских джунглей, а не торчащих из-под земли остатков непонятных конструкций и скромных каменных барельефов. Долгая поездка в удаленный храм способна покрыть мотоцикл, одежду и фотокамеру несмываемой красной грязью и разочаровать результатом, если бы не встреченная по дороге колоритная деревня или иные сцены жизни современной Камбоджи.

Но и наиболее известный и монументальный храм Ангкор Ват (Angkor Wat), пожалуй, менее всего оправдывает потраченное на него время.
            Конечно, его стоит полностью обойти, особенно если врач прописал вам прогревания - жара быстро убьет любую бациллу в организме вместе с
            желанием бродить по свежеотстроенным древностям средь бесчисленных толп себе подобных. Излишне рьяная реставрация в сочетании с прополкой
            оплетавших Ангкор Ват джунглей, сделали эту знаменитость пригодной разве что для съемки черного профиля на рассвете с болотом на переднем
            плане. Былое очарование сохранилось теперь лишь на старых фотографиях и рисунках.
 

Но и наиболее известный и монументальный храм Ангкор Ват (Angkor Wat), пожалуй, менее всего оправдывает потраченное на него время. Конечно, его стоит полностью обойти, особенно если врач прописал вам прогревания - жара быстро убьет любую бациллу в организме вместе с желанием бродить по свежеотстроенным древностям средь бесчисленных толп себе подобных. Излишне рьяная реставрация в сочетании с прополкой оплетавших Ангкор Ват джунглей, сделали эту знаменитость пригодной разве что для съемки черного профиля на рассвете с болотом на переднем плане. Былое очарование сохранилось теперь лишь на старых фотографиях и рисунках.

Количество туристов в Ангкоре сравнимо с числом китайцев на Великой Китайской стене. И если у вас есть желание сфотографировать
            наиболее посещаемые храмы, а не местами проступающие камни под слоем потных тел разных национальностей, то занять позицию придется еще до
            рассвета. С первыми лучами солнца сплетение коряг вокруг разрушенных арок будет полностью в вашем распоряжении. Правда, и снимки в
            рассветном свете получатся однообразно ядовитые, с едкими желтыми стенами и черными тенями.
 

Количество туристов в Ангкоре сравнимо с числом китайцев на Великой Китайской стене. И если у вас есть желание сфотографировать наиболее посещаемые храмы, а не местами проступающие камни под слоем потных тел разных национальностей, то занять позицию придется еще до рассвета. С первыми лучами солнца сплетение коряг вокруг разрушенных арок будет полностью в вашем распоряжении. Правда, и снимки в рассветном свете получатся однообразно ядовитые, с едкими желтыми стенами и черными тенями.

Ангкор воистину грандиозен, весь комплекс памятников занимает площадь более двухсот квадратных километров. Часть храмов еще скрыта
            джунглями, другие сильно разрушены или, наоборот, приведены реставраторами в малоинтересное состояние. Впрочем, хватает еще руин,
            находящихся в оптимальной стадии живописного упадка. Прогулки средь которых способны доставить удовольствие истинным ценителям стоптанной
            обуви и обожженной физиономии.
 

Ангкор воистину грандиозен, весь комплекс памятников занимает площадь более двухсот квадратных километров. Часть храмов еще скрыта джунглями, другие сильно разрушены или, наоборот, приведены реставраторами в малоинтересное состояние. Впрочем, хватает еще руин, находящихся в оптимальной стадии живописного упадка. Прогулки средь которых способны доставить удовольствие истинным ценителям стоптанной обуви и обожженной физиономии.

Оставим же в стороне словоблудие о трудностях туристической фотографии, плавно перейдя к славным страницам камбоджийской истории.
            Рассказывают, что в 790 году из индонезийского плена возвратился кхмерский король Джаяварман II. Причина, по которой индонезийские
            узурпаторы избавились от излишне буйного пленника, скрыта во мраке веков, но возвратившийся на родину юноша развил бурную деятельность.
            Научили его плохому в Индонезии, или сам он таким агрессивным уродился, но путем немалого числа войн и междуусобиц Джаяварман II оттяпал
            соседние княжества, установив контроль над большей территорией страны.
 

Оставим же в стороне словоблудие о трудностях туристической фотографии, плавно перейдя к славным страницам камбоджийской истории. Рассказывают, что в 790 году из индонезийского плена возвратился кхмерский король Джаяварман II. Причина, по которой индонезийские узурпаторы избавились от излишне буйного пленника, скрыта во мраке веков, но возвратившийся на родину юноша развил бурную деятельность. Научили его плохому в Индонезии, или сам он таким агрессивным уродился, но путем немалого числа войн и междуусобиц Джаяварман II оттяпал соседние княжества, установив контроль над большей территорией страны.

Времена были темные, письменных источников тех лет не сохранилось, посему так ли оно было на самом деле остается лишь гадать, но
            неугомонный король прославился тем, что не только основал Ангкорскую империю, но и зачем-то трижды переносил столицу. Есть мнение, что
            столица двигалась в поисках продовольствия. Сперва древние кхмеры изничтожали все съестные припасы в каком-то одном районе, после чего
            всей столицей перемещались для опустошения соседних земель. В ужасе представил, например, Москву, мигрирующую по нашей стране, как слон
            по термитнику. Все же времена нынешние несут в себе куда больше гуманизма, и столицы перемещаются на наши головы значительно реже.
 

Времена были темные, письменных источников тех лет не сохранилось, посему так ли оно было на самом деле остается лишь гадать, но неугомонный король прославился тем, что не только основал Ангкорскую империю, но и зачем-то трижды переносил столицу. Есть мнение, что столица двигалась в поисках продовольствия. Сперва древние кхмеры изничтожали все съестные припасы в каком-то одном районе, после чего всей столицей перемещались для опустошения соседних земель. В ужасе представил, например, Москву, мигрирующую по нашей стране, как слон по термитнику. Все же времена нынешние несут в себе куда больше гуманизма, и столицы перемещаются на наши головы значительно реже.

Так или иначе, но в 802 году вконец зазнавшийся Джаяварман II, устроив торжественный шабаш на священной горе Кулен, провозгласил
            себя королем-богом. Не ограничиваясь громким титулом, Джаяварманыч ввел в обиход новую веру - культ себя любимого, попутно объявив о
            независимости кхмерского государства от Индонезии. Эту дату и принято считать началом Ангкорского периода, хотя его воинственный
            основатель прославился лишь постоянным переносом столиц.
 

Так или иначе, но в 802 году вконец зазнавшийся Джаяварман II, устроив торжественный шабаш на священной горе Кулен, провозгласил себя королем-богом. Не ограничиваясь громким титулом, Джаяварманыч ввел в обиход новую веру - культ себя любимого, попутно объявив о независимости кхмерского государства от Индонезии. Эту дату и принято считать началом Ангкорского периода, хотя его воинственный основатель прославился лишь постоянным переносом столиц.

Четыре десятка королей в той или иной степени приложили буйство своей фантазии к архитектурным сооружениям Ангкора за время
            существования империи Камбуджадеша. Кто-то заставил подданных возвести пафосный храм, кто-то вырыл обширный водоем, а от кого-то в
            истории осталось лишь имя. Зато во времена его правления кхмеры были избавлены от суеты по обтесыванию камней и рытья канав.
 

Четыре десятка королей в той или иной степени приложили буйство своей фантазии к архитектурным сооружениям Ангкора за время существования империи Камбуджадеша. Кто-то заставил подданных возвести пафосный храм, кто-то вырыл обширный водоем, а от кого-то в истории осталось лишь имя. Зато во времена его правления кхмеры были избавлены от суеты по обтесыванию камней и рытья канав.

« Предыдущая1234567891011Следующая »
 

Поместить ссылку в: LiveJournal Facebook Twitter Google Bookmarks Google Reader MySpace Linked In Yahoo! Bookmarks ВКонтакте Мой мир на Мail.ru Одноклассники Яндекс.Закладки
 

Комментарии (1)

РР10:01 10.03.2012# 
Очень интересно.
написать новый комментарий

Имя*

E-mail (не показывается на сайте)

Комментарий*

Не загружайте за раз большое количество файлов, сервер принимает не больше 2mb за один раз

RSS подписка