Ольховая


В предрассветном тумане кто-то попытался зычно каркнуть, но внезапно захлопнул клюв, выдавив лишь краткое: «Крр!». «Ворона на елку в темноте напоролась», — подумал я, глубже упаковываясь в теплый спальный мешок. Над нашим бомжевищем осторожно шелестели крылья пернатого грабителя, какое-то необычайно морозостойкое насекомое резво топало по стенке палатки, гулко потрескивал лед в съежившемся от холода горном озере. На вершину Ольховой неотвратимо, как кролик на крольчиху, карабкалось пасмурное приморское утро. 

Прогулка ожидалась достаточно снежной, я даже взял с собой гамаши и заклеил дырку в ботинке. Гамаши надел лишь тогда, когда
            ботинки основательно наполнились снегом и колючими еловыми шишками, а дырка одержала уверенную победу над супер-клеем. Мокрые ноги
            значительно оживляют прогулку и способствуют бурлению философской мысли.
 

Прогулка ожидалась достаточно снежной, я даже взял с собой гамаши и заклеил дырку в ботинке. Гамаши надел лишь тогда, когда ботинки основательно наполнились снегом и колючими еловыми шишками, а дырка одержала уверенную победу над супер-клеем. Мокрые ноги значительно оживляют прогулку и способствуют бурлению философской мысли.

Дорога была покрыта камасутрящимися земноводными. Групповые оргии сопровождались романтическими песнями — над распадками на
            километры вокруг разносилось кваканье влюбленных амфибий.
 

Дорога была покрыта камасутрящимися земноводными. Групповые оргии сопровождались романтическими песнями — над распадками на километры вокруг разносилось кваканье влюбленных амфибий.

На гору ведет уверенная сухая тропа, южные склоны практически свободны от снега, лишь на полуторакилометровой высоте есть
            возможность оставить следы на глубоком незатоптанном снегу.
 

На гору ведет уверенная сухая тропа, южные склоны практически свободны от снега, лишь на полуторакилометровой высоте есть возможность оставить следы на глубоком незатоптанном снегу.

Устланный толстым ковром из опавшей хвои подъем по хребту украшен мохнатыми изваяниями лесных чудовищ. Причудливые камни
            дожидаются своего первооткрывателя с воспаленным воображением, который придумает очередную легенду про «чудесную гору», влекущую
            несметные толпы таких же недалеких и все загаживающих граждан.
 

Устланный толстым ковром из опавшей хвои подъем по хребту украшен мохнатыми изваяниями лесных чудовищ. Причудливые камни дожидаются своего первооткрывателя с воспаленным воображением, который придумает очередную легенду про «чудесную гору», влекущую несметные толпы таких же недалеких и все загаживающих граждан.

Елки гнутся под весом обильного урожая шишек, следовательно, в этом сезоне можно ожидать изобилия мышей и бурундуков. Опять будут
            прогрызать дырки в палатках и рюкзаках, да приходить вечером к костру попрошайничать.
 

Елки гнутся под весом обильного урожая шишек, следовательно, в этом сезоне можно ожидать изобилия мышей и бурундуков. Опять будут прогрызать дырки в палатках и рюкзаках, да приходить вечером к костру попрошайничать.

Уже сейчас любопытные бурундуки столбиками торчат вдоль нашего пути, а на каменных осыпях суетливо спасаются какие-то неприлично
            жирные бесхвостые грызуны.
 

Уже сейчас любопытные бурундуки столбиками торчат вдоль нашего пути, а на каменных осыпях суетливо спасаются какие-то неприлично жирные бесхвостые грызуны.

Мох на камнях сухой и плотный, можно комфортно сидеть, словно в кресле, не опасаясь отморозить место крепления ног к туловищу.
 

Мох на камнях сухой и плотный, можно комфортно сидеть, словно в кресле, не опасаясь отморозить место крепления ног к туловищу.

Скопления снега перекрывают тропу, сперва подло удерживая вес пешехода, а потом внезапно проваливаясь в самом глубоком месте.
            Матерясь, как коллоквиум портовых грузчиков, выкарабкиваюсь из очередного снежного капкана, и, тут же, пройдя пару шагов, вновь
            устремляюсь куда-то вниз, сквозь снег, к чреву Земли.
 

Скопления снега перекрывают тропу, сперва подло удерживая вес пешехода, а потом внезапно проваливаясь в самом глубоком месте. Матерясь, как коллоквиум портовых грузчиков, выкарабкиваюсь из очередного снежного капкана, и, тут же, пройдя пару шагов, вновь устремляюсь куда-то вниз, сквозь снег, к чреву Земли.

Природа в этом районе щедра на скульптурные сооружения. Вот, пожалуйста, готовый сфинкс. Слегка доработать напильником и можно
            показывать туристам.
 

Природа в этом районе щедра на скульптурные сооружения. Вот, пожалуйста, готовый сфинкс. Слегка доработать напильником и можно показывать туристам.

Ныряющая за заснеженный поворот тропа уводит в нетронутую лесную сказку. А может там за поворотом всего лишь наступишь в
            экологически чистое медвежье говно, умиляясь антуражу сего рядового события.
 

Ныряющая за заснеженный поворот тропа уводит в нетронутую лесную сказку. А может там за поворотом всего лишь наступишь в экологически чистое медвежье говно, умиляясь антуражу сего рядового события.

« Предыдущая123Следующая »
 

Поместить ссылку в: LiveJournal Facebook Twitter Google Bookmarks Google Reader MySpace Linked In Yahoo! Bookmarks ВКонтакте Мой мир на Мail.ru Одноклассники Яндекс.Закладки
 

Комментарии

Нет ни одного комментария, вы можете добавить первый.

написать новый комментарий

Имя*

E-mail (не показывается на сайте)

Комментарий*

Не загружайте за раз большое количество файлов, сервер принимает не больше 512mb за один раз

RSS подписка