Остров Пахтусова


Министр пропаганды гитлеровской Германии Йозеф Геббельс наверное ворочается в гробу, глядя каких высот в деле околпачивания доверчивых граждан достигли современные синоптики - скромные труженики флюгера и барометра. На эти продолжительные выходные все источники погодных прогнозов единодушно обещали небывалую жару, солнце и прочие столь редкие для нашего лета положительные природные явления. Результатом недостижения консенсуса с небесной канцелярией явился холодный ветер, да непроглядный сырой туман, периодически разбавляемый освежающим дождем.

Проходя мимо островов Пахтусова, напоролись на понатыканные под водой камни, обгрызли винт и прочие торчащие детали, да там и
              остались. Сперва забомжились в весьма уютной и привычной западной бухте, но волна, усиливающийся ветер и прочие атрибуты обещанной
              хорошей погоды, заставили нас эвакуироваться на северную сторону острова.
 

Проходя мимо островов Пахтусова, напоролись на понатыканные под водой камни, обгрызли винт и прочие торчащие детали, да там и остались. Сперва забомжились в весьма уютной и привычной западной бухте, но волна, усиливающийся ветер и прочие атрибуты обещанной хорошей погоды, заставили нас эвакуироваться на северную сторону острова.


              Проснувшийся на холодном ветру аппетит в наших утробах требовал наличия неких съестных запасов, коих у нас оказалось печально мало.
              Вызвонили Георгича с предложением составить нам компанию, да прихватить с собой пакет молока в качестве корма. С молоком произошли
              трагические события, чтобы оное не тухло на солнце, пакет был закопан в полосе прибоя и, естественно, потерян. После чего весь вечер
              три голодных организма, действуя совками и веслами, перерывали внушительный участок пляжа, как метеориты лунную поверхность.
              Переворочав кубометры грунта, несчастное молоко мы так и не обнаружили, и лишь ночной прилив, разровняв устроенное нами безобразие,
              обнажил уголок закопанного продукта.
 

Проснувшийся на холодном ветру аппетит в наших утробах требовал наличия неких съестных запасов, коих у нас оказалось печально мало. Вызвонили Георгича с предложением составить нам компанию, да прихватить с собой пакет молока в качестве корма. С молоком произошли трагические события, чтобы оное не тухло на солнце, пакет был закопан в полосе прибоя и, естественно, потерян. После чего весь вечер три голодных организма, действуя совками и веслами, перерывали внушительный участок пляжа, как метеориты лунную поверхность. Переворочав кубометры грунта, несчастное молоко мы так и не обнаружили, и лишь ночной прилив, разровняв устроенное нами безобразие, обнажил уголок закопанного продукта.


              На островах все еще пустынно, цветет разная ботаника, злобно крякают чайки, да неутомимый прибой ворочает цветную гальку. По ковру из
              сушеных водорослей с топотом носятся жирные мокрицы, терпкий цветочный аромат перебивает запах йода, соленой воды и недоеденного
              крабами трупа какой-то перепончатолапой морской птицы.
 

На островах все еще пустынно, цветет разная ботаника, злобно крякают чайки, да неутомимый прибой ворочает цветную гальку. По ковру из сушеных водорослей с топотом носятся жирные мокрицы, терпкий цветочный аромат перебивает запах йода, соленой воды и недоеденного крабами трупа какой-то перепончатолапой морской птицы.


              Одичавшим в таких условиях островным мухам, при хронической нехватке говна, ничего не остается, как поедать цветочную пыльцу. Редкие
              высадки водномоторников на остров не в состоянии полноценно восполнить привычный мушиный рацион.
 

Одичавшим в таких условиях островным мухам, при хронической нехватке говна, ничего не остается, как поедать цветочную пыльцу. Редкие высадки водномоторников на остров не в состоянии полноценно восполнить привычный мушиный рацион.


              В первый день мы еще застали остатки солнца и синего неба над островами, но вскоре пришлось собирать просоленные дрова, живописно
              валяющиеся меж камней, чтобы обогреть наши стремительно замерзающие тушки.
 

В первый день мы еще застали остатки солнца и синего неба над островами, но вскоре пришлось собирать просоленные дрова, живописно валяющиеся меж камней, чтобы обогреть наши стремительно замерзающие тушки.


              Неудивительно встретить в таких климатических условиях поросших мехом шестилапых дятлов с ухмыляющимися злобными рожами. Носатый
              пучеглазый смайлик деловито процокал копытами по колышимой ветром бирюзовой ботве.
 

Неудивительно встретить в таких климатических условиях поросших мехом шестилапых дятлов с ухмыляющимися злобными рожами. Носатый пучеглазый смайлик деловито процокал копытами по колышимой ветром бирюзовой ботве.


              Коварное для нашего гребного винта мелководье вокруг островов Пахтусова. Небывало холодная в этом году вода не дает побродить среди
              многочисленной живности кишащей на этих подводных лугах.
 

Коварное для нашего гребного винта мелководье вокруг островов Пахтусова. Небывало холодная в этом году вода не дает побродить среди многочисленной живности кишащей на этих подводных лугах.


              Очередная небритая муха, остервенело грызущая микроскопические цветы. Мои пробелы в энтомологии и ботанике совершенно безмерны, не знаю
              не только, что это за фигня тут цветет, но и фамилию сидящей на ней мухи.
 

Очередная небритая муха, остервенело грызущая микроскопические цветы. Мои пробелы в энтомологии и ботанике совершенно безмерны, не знаю не только, что это за фигня тут цветет, но и фамилию сидящей на ней мухи.


              Портреты мух разбавлю вот таким пошлым закатом. Надо же чего-нибудь чем-нибудь разбавить. Чем больше ненавижу закатные фото, тем больше
              у меня их образуется после каждой поездки.
 

Портреты мух разбавлю вот таким пошлым закатом. Надо же чего-нибудь чем-нибудь разбавить. Чем больше ненавижу закатные фото, тем больше у меня их образуется после каждой поездки.


              Сидеть в гнусный туман на островах не хотелось, пришлось досрочно эвакуироваться домой. Обнаружилась забавная тенденция в работе
              лодочного мотора, если раньше по утрам у Ямахи без замены свечей отказывался работать один цилиндр, то после прочистки и прочего
              ремонта результат стал более стабильным и не работают все три цилиндра. Пока я, матерясь как коллектив портовых грузчиков, менял свечи,
              Георгич, героически вертя руками за колпак свою Сузуку (внезапно забарахлила рулевка), оттаскивал нас на буксире кормой вперед от скал.
              Уже на стоянке, при подъеме лодки на берег, я умудрился разломать лебедку на трейлере, крутанув со всей дурацкой мочи ручку не в ту
              сторону. На этом, кажется, закончились разрушения и убытки этих выходных.
 

Сидеть в гнусный туман на островах не хотелось, пришлось досрочно эвакуироваться домой. Обнаружилась забавная тенденция в работе лодочного мотора, если раньше по утрам у Ямахи без замены свечей отказывался работать один цилиндр, то после прочистки и прочего ремонта результат стал более стабильным и не работают все три цилиндра. Пока я, матерясь как коллектив портовых грузчиков, менял свечи, Георгич, героически вертя руками за колпак свою Сузуку (внезапно забарахлила рулевка), оттаскивал нас на буксире кормой вперед от скал. Уже на стоянке, при подъеме лодки на берег, я умудрился разломать лебедку на трейлере, крутанув со всей дурацкой мочи ручку не в ту сторону. На этом, кажется, закончились разрушения и убытки этих выходных.

 

Поместить ссылку в: LiveJournal Facebook Twitter Google Bookmarks Google Reader MySpace Linked In Yahoo! Bookmarks ВКонтакте Мой мир на Мail.ru Одноклассники Яндекс.Закладки
 

Комментарии

Нет ни одного комментария, вы можете добавить первый.

написать новый комментарий

Имя*

E-mail (не показывается на сайте)

Комментарий*

Не загружайте за раз большое количество файлов, сервер принимает не больше 512mb за один раз

RSS подписка